• Kyiv Maps
  • Блог
  • Юрий и Ольга Кляцкины: Настоящие импровизаторы — это творцы, которые всегда выходят за рамки

Юрий и Ольга Кляцкины: Настоящие импровизаторы — это творцы, которые всегда выходят за рамки

30.11.2018
Ольга Троханчук

Кто: создатели первого в Украине импровизационного шоу «Сексуальное чтиво», шоу «Точка G» и первой в Украине Школы Комедийной Импровизации.

О чем: о том, каково будущее импрува, нужны ли маты в комедийном жанре, почему не только мир, но и импровизацию спасет любовь и при чем здесь секта.  

О том, куда движется импрув

Юрий: Я создал своё первое импровизационное шоу 4 с половиной года назад. Тогда ничего подобного не было. Уже сейчас идет серьезная волна импрува, а через год вы скажете: «Воу, сколько в Украине импровизационных шоу!». Стендап Шабанова появился 5 лет назад. Сейчас куда ни плюнь — везде стендап. То же самое будет и с импровизацией.

Надеюсь, через 5 лет стендап и импрув соединятся. Это неизбежно, таков формат. Сегодня я знаю лишь двух ребят, которые занимаются и тем, и другим, а на Западе все актеры стендапа делают импрув. Одно от другого неотделимо.

Чтобы заниматься импрувом, нужно время. Каким бы ты ни был талантливым импровизатором, чтобы войти в этот жанр, необходимо пару лет. Это минимум. Мне понадобилось 4 года, чтобы открыть школу. Если бы я открыл ее 3 года назад, это было бы другое понимание импровизации. Только сейчас, после 4 лет практики я понимаю, что готов преподавать в такой школе.

О матах в импровизации и стендапе

Юрий: Есть разные направления импрува. Некоторые — очень агрессивные, с матами. Типа маты — а-ля свобода. Я так не считаю.

Мат свободы не даст. Это свидетельство несвободы и ограниченности.   

Я с удовольствием смотрю стендапы Воли. Почему? Потому что у него нет матов, это стендапы для телека. Я смотрю стендапы Шабанова, потому что у него нет мата. Но когда я прихожу на стендап не для телека, там начинается настоящий словесный понос. Людям не нужна грязь, она и так повсюду.

Ольга: Раньше стендап был в новинку, комики собирали полные залы. Да, там были маты, людям они нравились. Типа «Вау, он ругается со сцены, разве так можно?». Сейчас все изменилось. Залы пустеют. Мы сходили на стендап с матами — и лично мне не понравилось. Там не было роста в самой истории, драматургия не двигалась.

Юрий: Главное в импровизации — удивлять.

Да, мат тоже удивляет, но как долго?  Он удивителен лишь, когда девочку божьего одуванчика так переполняют эмоции, что она говорит со сцены «Блядь». Вот тогда зал разрывает.

Я не против мата, и на занятиях я матерюсь, но только когда это нужно. Когда мат служит инструментом, а не используется для связки слов, чтобы скрыть недостаток интеллекта.

О клонах и настоящем творчестве

Юрий: В стендапе есть большая проблема — клоны. Существует определенная схема, по которой строится стендап. Ты можешь посмотреть видеопособие и сделать стендап. И это будет нормальный стендап, если у тебя есть интеллект и ты понимаешь схему. Но в то же время он получится мертвый, клонированный и штампованный. Как Макдональдс. А настоящее творчество лежит за пределами рамок и шаблонов.

Да, появится множество импрув-шоу, работающих по правилам импровизационных упражнений. Но это не значит, что у них будет жизнь.

Ведь настоящие импровизаторы — творцы, которые всегда выходят за рамки.

Для меня импрув — в первую очередь, театр. А театр — это место, куда приходят, чтобы стать чуть выше, лучше, светлее, посмеяться и через смех повысить свои вибрации.

О своей Школе Комедийной Импровизации

Ольга: Первый набор в Школу Импровизации мы объявили, чтобы найти второй состав «Сексуального чтива». Тогда мы набрали пятьдесят человек, и у нас был месяц, чтобы методом отсева оставить 6 лучших ребят и сделать из них команду импровизаторов. Юра провел невероятно крутую работу. Я занималась организацией, а он — творческой частью, обучением актеров. Тогда мы планировали взять 6 человек, а в итоге взяли тринадцать. Двое из них выбрали другие приоритеты (семья, бизнес). Осталось одиннадцать актеров, которых мы успешно задействуем в шоу “Точка G”. Со вторым курсом было по-другому. Мы провели месячный интенсив из 10 занятий, а после11-ого оставались лишь те, кто проявлял себя лучше.

Юрий: Наша Школа Комедийной Импровизации пропагандирует путь любви. Это не та история, когда бросают в воду, чтобы научить плавать. В наших театральных вузах актеров дрессируют. Станиславский говорил, что актер, как и солдат, требует железной дисциплины. Но он говорил это актерам, чтобы они самодисциплинировались, а не педагогам.

Когда людей ограничивают, они вырастают зажатыми, забитыми, одинаковыми и потому никому не нужными. Каждый год выпускается столько актеров. И где они?

Зачем приходят учиться импровизации

Юрий: Люди приходят в школу, чтобы получить свободу. Потому что импровизация — это свобода.

Стать импровизатором может каждый, все зависит от желания. Никто не сможет вас чему-то научить. Вам могут дать ключ, показать двери и сказать «Идите туда и откройте ее». Но никто не возьмет вас за руку, не откроет дверь и не выпихнет в эту дверь. Это невозможно.

Чувство юмора не имеет никакого отношения к импровизации. Чувство юмора — это бонус, вишенка на торте.

Когда люди приходят на комедийную импровизацию, они смеются из-за неординарности решений. Если вы возьмете любое выступление, застенографируете и дадите человеку почитать, сомневаюсь, что у него будет такая же реакция, как у зрителя в зале.

Настоящая импровизация — это когда...

Юрий: Как нас учат во всех образовательных учреждениях: ты должен надеяться на свой мозг, мозг — это ты, ум — это ты и так далее. В импровизации ум — не главное, мозг там не работает. Он не может так быстро импровизировать. Потому что в мозгу всегда возникают тысячи вариантов ответов. Как можно выбрать один? Да никак. Ты зависнешь, если будешь рассчитывать на мозг.

Настоящая импровизация лежит за пределами мозга. Когда не мозг тобой управляет, а когда он — лишь инструмент. То, что находится за мозгом, вот это импровизирует. Только тогда ты попадаешь в поток.

Это джаз.

Джаз — творчество без ума Импровизация — творчество без ума. «Я без ума от тебя» — вот что такое любовь.

Когда ты по-настоящему импровизируешь, все приходит само, а уже после ты думаешь — вот это я отмочил вообще. Все остальное — подделка.

О любви как методе преподавания

Ольга: По сути мы создаем школу любви.

Юрий: Это сейчас немного попахивает сектой. Но на самом деле речь о новой методологии, новом взгляде на процесс преподавания.

Есть сила, намного более мощная, чем страх. Это любовь, полный антипод страха. И она творит настоящие чудеса.

Благодаря любви, люди раскрываются и уже на пятом занятии меняются и творят что-то невероятное.

Некоторые люди приходят, и по ним сразу видно: начни рассказывать им про любовь, скажут «вы идиоты» и уйдут. Поэтому я делаю все очень аккуратно. В основном это проявляется в том, как я общаюсь, как подаю информацию, как взаимодействую с учениками. Сразу вижу, когда приходят борцы, особенно мужчины. Они привыкли выживать. Я понимаю их и знаю, как с ними работать, как их успокоить. Даю понять, что им не с кем сражаться и не надо ничего доказывать, что мы принимаем их такими, какие они есть. Тогда эти борцы расслабляются, выдыхают и чувствуют свободу.

Импровизация вообще не совместима с зажатостью. Это момент, когда ты полностью расслабляешься, идешь в это поле и начинаешь творить. Импровизация — это джаз. Ну какой джаз в напряжении? Джаз — это чил. Все собраны, но в то же время расслаблены.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы не пропустить новые обзоры: https://t.me/kyivmaps



Kyivmaps в Telegram!

Узнавайте круглосуточно о крутых ивентах и новых столичных заведениях. Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Подписаться